Моё детство - "Крылатые качели"

Сегодня в гостях у «Мифасолькиных» известный композитор Александр Иванов, который пишет детские песни, музыку к фильмам, цирковым представлениям и даже компъютерным играм…


- Когда Вы начали заниматься музыкой?


- Однажды я увидел мультик, где пели дети. Я спросил, что это за школа, почему дети там поют и попросил меня срочно туда отвести. Дедушка пообещал, что как вернется папа, он ему скажет. И я с нетерпением ждал папу, хотя вообще-то у деда гостить очень любил и к родителям возвращался неохотно. Не помню, сколько было мне, наверное, лет 4-5: в музыкалку папа меня отвёл не сразу. Прошло какое-то время, и я попал в подготовительную группу для малышни. Ещё помню: в голове у меня вертелись какие-то мелодии. Я их до этого нигде не слышал, они были мои. Играть я тогда ни на чём не умел, нот не знал. Приходилось запоминать.

Первым учителем по всем музыкальным предметам был папа. Он показал мне 3 аккорда на гитаре, и я сразу стал тренироваться их переставлять, чтобы получался простейший аккомпанемент. Мы стали играть дуэтом. Мелодии, что до этого звучали только в голове, я подбирал под гитару и подставлял те аккорды, которые знал. Тогда же появились первые детские песенки из детской хрестоматии (её благополучно рвут сейчас и читают мои дети, а я нахожу там свои отметки детской корявой рукой цветным карандашом) на стихи Барто, В.Берестова, С.Маршака и др.

Потом в муз.школе открылся класс композиции, им руководила Ольга Павловна Ананьева, выпускница Московской Консерватории и член Союза. Эти занятия мне со временем нравились всё меньше и меньше, и я их к старшим классам прекратил. Не будь я тогда ребёнком, возможно, вынес бы что-то из тех занятий, но тогда для меня это послужило только закалкой характера. Тщеславие во мне росло тогда, как снежный ком, и замечания другого композитора я не воспринимал.

Кроме вышеупомянутых аккордов и песен, в музыке получалось всё довольно плохо. Детские пальцы никак не хотели зажимать струны. Гриф был весь измазан слезами. Упражнения на гитаре были для меня тяжёлой мукой. Пьесы разучивались тоже с большим скрипом. Видимо поэтому, окончив музыкалку, гитару я оставил. Возобновил занятия только на 1-м курсе института, когда пошёл работать в ту же школу учителем, а потом и в Малый Театр. Примерно тогда же я повредил правую руку и на фортепиано стал играть гораздо хуже.

С вниманием и усидчивостью у меня тоже всё было весьма плохо. Заниматься заставляли старшие, сам заставить себя не мог. К тому же первые успехи в сочинительстве и восхищение родителей, бабушки и дедушки расслабляли меня в других занятиях. Если бы не врождённые способности (слух например), в ДМШ мог бы и не доучиться.

Любимые предметы в музыкалке вспомнить сложно. Помню, нелюбимой была ритмика. Иногда - хор. Скорее любил, наверное, специальность - гитару. Все так или иначе больше внимания уделяют основному инструменту.

Совмещать учебу в простой и музыкальной школах было тяжело, загружен был очень. Школа-то ещё с углублённым изучением французского языка! К 9-му классу школу я возненавидел. Она мне казалась ненужным рудиментом советского строя и насилием над моей творческой натурой. Теперь понимаю, что я был неправ. Музыкантов там практически не было, единомышленников найти было трудно. Помню, в первых классах произошел такой случай: я, мой одноклассник и друг, ныне известный Гарик (Игорь) Харламов и Настя – девочка из класса узнали друг-про друга, что мы ходим в муз.школу. На продлёнке мы открыли в классе пианино, и Настя рассказала, что можно играть в 4 и даже в 6 рук. Мы быстро разучили простенькую песенку. Я от этого получал несказанное удовольствие. Играли очень громко, но мы именно играли, а не баловались. Рядом был кабинет директора, а директор не отличалась, видимо, музыкальностью (человек была простой и "очень советский"). Короче, началась ругань, якобы мы "долбили чуть ли не ногами и портили инструмент". Мама (учительница) тоже тогда меня тоже не поняла и не защитила. Первое моё детское разочарование - был отруган ни за что. Понял тогда на всю жизнь, что и взрослые бывают несправедливы.

Как я уже писал, сочинение было первым, что я стал в музыке делать, и, возможно, единственным занятием, которое мне нравилось. Но, был один памятный случай, о котором, может быть, следовало рассказать…
Где-то до 8 лет я не отдавал себе отчёта, что занимаюсь именно композицией и хочу быть композитором. Было это, пока папа не стал брать меня с собой в театр. Там я сидел в оркестре, не в яме, как в оперном театре, а наоборот, - на балконе. Над балконом для оркестра возвышался ещё один балкончик с железной клеткой, где находилась электрогитара и усилитель (видимо, и в Малый Театр забредали желающие присвоить себе казённое имущество). В этой-то клетке (пыльной и душной) мы и сидели весь спектакль. Шёл Недоросль. Музыку к Недорослю написал замечательный и (без преувеличения) выдающийся детский композитор - Евгений Крылатов. Примерно в то же время я смотрел "Электроника", "Гостью из будущего", но музыка к этому спектаклю меня поразила больше всего. И тогда меня как током ударило: "Как же это прекрасно, быть композитором!" Конечно, я питал иллюзии, что композиторы все – такие же, как Моцарт, или Бетховен: знаменитые, ими все восхищаются, про них рассказывают в школах. Многие - богатые. Про неизвестных композиторов я просто не знал. Но главное даже было не это. Я подумал, как это прекрасно самому быть автором такой чудесной музыки. Такой, как у Крылатова. Возможно, его творчество и повлияло на мой выбор профессии. Вскоре после этого я стал целенаправленно сочинять сам.

Второе событие, потрясшее меня, был конкурс в муз.школе в старших классах. Конкурс детей-композиторов, на котором все были разных возрастов: малыши, едва нащупавшие мелодии одним пальчиком, и почти взрослые ребята-выпускники, к тому же ещё и пианисты, владевшие инструментом уже профессионально и писавшие большие сонаты. Один из таких старших ребят был особенно поддерживаем учителями. Педагог по скрипке играла его пьесу, а педагог по композиции строго напоминала: "Там же пианиссимо, нажми педаль!" Как Вы думаете, кто победил? Это было второе потрясение в жизни. После этого я школьный класс композиции и оставил.

Потом было училище, где мне виделись золотые горы, единомышленники и поклонники моего творчества. А также ребята, сочиняющие музыку такую же, как у меня, или как у моих любимых Крылатова, Эннио Морриконе, или классиков. Каким же разочарованием было, что сокурсники и сокурсницы если сочиняли, то в совершенно другом направлении, и мою музыку не жаловали. Равно, как и педагог. А то, что сочиняли они, я не мог слушать. Сейчас смотрю на всё это гораздо трезвее и спокойнее. К этому времени относится мой первый скрипичный концерт (под Вивальди), который был исполнен и нашёл применение в фильме только сейчас недавно.

Специально детской музыки у меня нет. Возможно это то, к чему я только сейчас приступаю. Есть, как я писал уже, музыка, написанная в детстве. Её можно считать детской. Но проблема в том, что я и ребенком был очень серьёзным. Меня волновали часто вполне взрослые темы. У меня до сих пор почти нет ничего весёлого в творчестве. Как сказал Свиридов, Россия - страна минора, страна Христа. Может потому что я - русский человек, а не немец или англичанин, пишу с детства почти всё в миноре.

Желаю журналу «Мифасолькины» воспитать вкус к музыке у детей. Заполнить пустоту. Сейчас это, как никогда раньше, важно. Люди отходят от культуры. Культура превратилась в "шоу-бизнес". Детской музыки почти не слышно. Сколько ещё детей могут помечтать стать музыкантами, услышав очередные "Крылатые качели"? Надо донести эти песни до них. А то наша национальная музыкальная культура поблекнет совсем.

Раз уж заговорил о национальной культуре, пожелаю Вашим читателям: сохраняйте, развивайте, любите свою культуру, она - прекрасна. Недавно наблюдал репетицию детского праздника в Геленджике. Руководитель говорил детям: "А теперь - пляшем по-русски!", и дети пляшут вприсядку, под балалайку. Потом говорит: "А теперь - современные танцы!", и дети двигают коленками, как Элвис Пресли, потом - как Майкл Джексон. А что у нас современной своей музыки нет? Танцев своих современных нет? Почему слово "русское" стало синонимом слова "архаизм"? Я сам грешил чрезмерным увлечением иностранным (правда - классикой). Сейчас всё больше и больше возвращаюсь к родной музыке. Как-бы открываю её для себя заново.

Своих детей к музыке особо не принуждаю. Понимаю, как можно отбить интерес в детстве. Сын не проявляет такого фанатизма, как я в своё время. Занимался 1,5 года на блокфлейте. Сейчас осваивает кларнет. Долго не переводил на кларнет, благодаря этому появился интерес. Приятно. Способности есть, ноты осваивал довольно легко. Поёт - всё в одну ноту гудит только. Ужас. Я не выдерживаю.
Дочка - очень любит петь. Вот только что в конце "Спокойной ночи, малыши" пела песенку всю сама. Передачу при этом почти не смотрит. Перед обедом поёт с нами "Отче наш".
Младшая дочка пока никак себя естественно не проявляет. Но, когда крестили, плакала всё время. Замолкала только, когда пели. Может, тоже способности проявятся…

Жду всех на своем сайте www.ivanov-music.ru

E-mail: ivanov-music@mail.ru
Моб. телефон:+7 (909) 1548674